Трансцендентное и имманентное

XX Международные Рождественские образовательные чтения
Направление «Церковь и наука: пути взаимодействия»
Семинар «Христианство и естественные науки»
Москва, 24 января 2012
                                      
Галина Муравник
генетик, проректор Православного института святого Иоанна Богослова (Москва)

Эволюция как результат взаимодействия трансцендентного и имманентного                         (научные и богословские аргументы)

                                                                            «Если мир есть всё, то нет никакой трансценденции.
                                                                                    Но если есть трансценденция, то в бытии мира
                                                                                            существует возможный указатель на нее»   
                                                                                                                                  Карл Ясперс [1]

    Начну с вопроса: можно ли увидеть «посюстороннее» в свете запредельного? Или иначе: возможно ли научное познание без размышлений о непознаваемом? Допустимо ли  в стремлении познавать мир двигаться по грани постижимого и непостижимого - имманентного* и трансцендентного**? В рамках сциентизма ответ очевиден: поскольку  мир самодостаточен, то непостижимое в принципе не существует.
Религиозное сознание отличается тем, что признает существование трансцендентной реальности,  неразрывно связанной  не только с мирозданием, но и с жизнью каждого человека. Трансцендентное, при всем многообразии смыслов, вкладываемых в это понятие,  не есть абсолютное ничто, или онтологический предел. Согласно Карлу Ясперсу, известному философу-экзистенциалисту, «трансценденция — это бытие, где мы не принимаем никакого участия, но в котором мы имеем свою основу и к которому мы отнесены» [2]. Эта открытость навстречу трансцендентному  позволяет выйти за пределы чистого феномена. Обращенность к трансцендентному особенно актуализируется, когда ученый сталкивается с проблемой, не решаемой  в рамках позитивизма. К. Ясперс  считал, что затруднения, возникающие на эмпирическом уровне, указывают на   существование    трансцендентной    реальности.    Более    того,    знаки трансцендентного, обнаруженные в  имманентном мире, могут осветить новым смыслом бытие человека. Задача «прорыва к трансцендентному» [3] (по определению П.П. Гайденко)   -  одна   из  центральных  для экзистенциальной  философии.  Однако   назрела необходимость перекинуть мост от экзистенциальной философии к естествознанию.     

Подробнее:

Биогенетический закон

XVIII  Международные Рождественские образовательные чтения
Секция «Христианство и наука»
Москва, январь 2010

История «биогенетического закона» Э. Геккеля:
ошибка экстраполяции или сознательная фальсификация?
 
Муравник Г.Л.
генетик, преподаватель Свято-Филаретовского православно-христианского института

   Имя Эрнста Геккеля (1834–1919) хорошо известно не только на его родине в Германии, но, пожалуй, и во всем мире. Еще при жизни за свою фанатичную приверженность дарвинизму и его активную пропаганду он получил титул  «немецкого Дарвина». И в наши дни, когда минуло 175 лет со дня его рождения,  Геккеля уверенно называют «…выдающимся немецким естествоиспытателем», «человеком, наделенным многими дарованиями», ученым, оставившим «глубокий след в истории развития естествознания, философии и изобразительного искусства» (Литосфера, № 5, 2009).  В 1907 г. проф. В.М. Шимкевич в предисловии к русскому изданию книги Э.Геккеля «Мировые загадки. Общедоступные этюды по монистической философии» писал о нем: «Ученый-мыслитель, давший нам ряд обобщений  первостепенной важности; боевой популяризатор, последовательно проводивший идеи эволюционизма в европейскую публику; художник-эстет, возведший поклонение красоте природы в степень культа – Геккель представляет собой своеобразную, цельную, гармонически сформированную крупную личность, возбуждающую интерес не только своими положительными сторонами, но и своими ошибками и увлечениями» (выделено мной, Г.М.).  Какие же «увлечения», а тем более «ошибки» имелись  в виду?  Поиск ответа  на этот, вроде бы, второстепенный вопрос приводит к существенному пересмотру отношения к Э.Геккелю и его «значительному вкладу в эволюционную биологию». Более того, под сомнение попадает научный статус сформулированного  Геккелем «Основного биогенетического закона» - широкого научного обобщения, изучаемого в школах и вузах России.  

Подробнее:

Человек и его филогенетические предшественники

XVI Международные Рождественские образовательные чтения
Секция «Христианство и наука»
Москва,  январь 2008

«Мы» и «они»: проблема демаркации между человеком и его филогенетическими предшественниками

Галина Муравник
генетик,  проректор  Библейско-богословского институтасв. апостола Андрея

   Когда в 1616 г. итальянский врач Луцилио Ванини осмелился утверждать, что человек – потомок обезьяны, участь его была предрешена. Через три года он был сожжён в Тулузе. Однако полтора столетия спустя эта гипотеза вновь была высказана авторитетным натуралистом XVIII в. Жоржем–Луи де Бюффоном. Бюффон первым из новоевропейских ученых имел возможность изучать шимпанзе, привезенного в Ботанический сад Парижа. Сделанный им вывод о том, что люди – потомки обезьян, лег в основу симиальной, или обезьяньей (от лат. «simias», обозначающего один из видов обезьян) гипотезы антропогенеза. Воспринятая его современниками критически, симиальная гипотеза породила многовековую, острую дискуссию. Однако держать ответ перед всем миром за столь неприятного  «предка» пришлось Чарльзу Дарвину, несмотря на то, что ни в одной из своих работ он не утверждал, что люди – прямые потомки обезьян.

Подробнее:

Дарвин: Портрет без ретуши

 XVII  Международные Рождественские образовательные чтения
 Секция «Христианство и наука»
 Москва, 30 января 2009

 Чарлз Дарвин: портрет без ретуши

 Муравник Г.Л.
 заместитель директора СОШ № 179 МИО

   2009 год - год двойного юбилея. 12 февраля 2009 исполняется 200 лет со дня рождения Чарлза Роберта Дарвина, а 24 ноября – 150 лет со дня выхода в свет его наиболее известной  работы «Происхождение видов путем естественного отбора, или сохранение благоприятных пород в борьбе за жизнь», острые споры вокруг которой не  утихают до сих пор. Кем был Дарвин – ученым, утратившим личную веру и доказавшим, что мир развивается без Бога? Или человеком, несмотря на все колебания и сомнения сохранившим Бога в своем сердце? Каково место Дарвина и оставленного им научного наследия для нас сегодня?

Подробнее:

Грех-болезнь-смерть

   XVI  Международные Рождественские образовательные  чтения
   Секция «Наука в свете православного миропонимания»
   Москва, 30 января 2007

 
   Грех – болезнь – смерть.  Размышления генетика на 5:12 Послания апостола Павла к римлянам
   Галина Муравник
   генетик,  проректор  Библейско-богословского института св. апостола Андрея


           Кто из людей не мечтает о хорошем здоровье? Это проявляется даже в том, как мы приветствуем друг друга при встрече: «Здравствуйте!»  Но что необходимо, чтобы это пожелание исполнилось? Святой Феофан Затворник давал такой «рецепт»: «Победи многоглавую гидру греха  - и будешь здоров». Тем самым он невольно обозначил нетривиальную проблему – связь греха и болезни. В более общем виде она сформулирована у апостола Павла в 5.12 Послания к римлянам: «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили».   Итак, через Адама грех обрел свое онтологическое бытие в мире и,  как следствие, в жизнь человечества вошли болезни, которые привели за собой смерть. С тех пор смерть – самое противоестественное, что можно помыслить, стала  стала неизбежным спутником жизни, ее «естественным» финалом.  Все ли в этом построении имеет достаточные основания?  Какова сущностная связь между грехом и болезнью?

Подробнее:

joomla template 1.6