Человек ноосферы (очерк жизни и научной деятельности В.И.Вернадского)

Одна из станций Московского метрополитена носит имя В.И.Вернадского. В вестибюле этой станции стоит небольшой барельеф. На нас смотрит мудрый старец с открытым лицом, высоким лбом, пытливым взглядом человека, напряженно размышляющего о чем-то важном. Это – Владимир Иванович Вернадский. «Национальный русский гений», «Ломоносов XX столетия», «пророк в своем отечестве» - все это сказано о нем. Кем же он был? Что сделал необыкновенного, чтобы заслужить такое отношение к себе? В какой научной области оставил свой яркий след? Об этом – наш следующий рассказ.

    История рода Вернадских довольна интересна. Во время войны Богдана Хмельницкого с Польшей один из литовских шляхтичей по фамилии Верна перешел на сторону украинских казаков. Позднее он был казнен поляками за предательство, но его дети остались в Запорожье. Сын Верны, Иван Васильевич, получивший фамилию Вернацкий, жил в Черниговской губернии, где был избран односельчанами священником. Он окончил Киевскую духовную академию, но священник из него получился плохой. Был он человеком гордым, надменным, крутого нрава, деспотичным к своим близким. Однажды он отказался отпевать умершего, но прихожане силой притащили его на кладбище. Там с Вернацким случился удар, от которого он тут же скончался.

Один из сыновей Вернацкого, Василий Иванович, не желая быть священником, тайком от отца бежал в Москву учиться на врача. Отец публично проклял его в Храме. Но сын не вернулся. Он стал лекарем, воевал в армии Суворова, получил дворянский титул. С тех пор стала иначе писаться фамилия рода - Вернадский. Но в семье у Василия Ивановича было неладно: один за другим умирали дети. Он считал, что причина тому - проклятие отца. Чтобы искупить свою вину, он назвал последнего сына в честь отца Иваном. Этот мальчик остался в живых. Впоследствии Иван Васильевич окончил Киевский университет, стал профессором политэкономии, знал несколько европейских языков. В его доме была собрана обширная библиотека.

12 марта 1863 г. в семье Ивана Васильевича на Миллионщиковой улице в Петербурге родился сын Владимир – будущий великий ученый. Обстоятельства сложились так, что детство Владимир провел в Харькове, там же поступил в первый класс гимназии. Он много читал, но со сверстниками общался неохотно, единственным другом был старший брат. В 1874 г. брат неожиданно умер. Его смерть стала таким серьезным потрясением для Владимира, что даже вызвала его отход от религии.

Надо сказать, что в семье Вернадских царил полный религиозный беспорядок: его дед был масоном, отец исповедовал деизм, а мать была неверующей. Однако няня, как умела, занималась религиозным воспитанием мальчика. Он охотно читал жития святых, истории Ветхого Завета, много размышлял о загробной жизни. Позднее Вернадский писал в дневнике, что порой среди ночи он слышал чей-то голос, который звал его по имени. «Дрожа, я отзывался:Я здесь, Господи. Но все смолкало и только казалось мне, что где-то кто-то хохочет». Взрослые смеялись, когда он рассказывал об этом. Постепенно под влиянием отца и дяди родилось скептическое отношение к религии, в частности – к христианству. Впоследствии он называл себя человеком религиозным, но при этом отрицательно относился к любым религиям, к Церкви, ритуалу, Священному Писанию - парадокс гения…

После смерти старшего сына семья вернулась в Петербург, и Владимир был отдан в четвертый класс одной из лучших гимназий России – первую петербургскую гимназию. В классических гимназиях того времени много внимания уделялось изучению древних языков, однако преподавание естественных наук было неудовлетворительным. Но гимназисты компенсировали этот пробел, занимаясь в различных кружках, издавали рукописный журнал «Первый опыт». Более того, они создали свое «Братство» - небольшой кружок для любителей естествознания.

По окончании гимназии в 1881 г. большинство одноклассников Владимира поступило на физико-математический факультет Петербургского университета. Но Вернадский колебался в выборе. Слишком разносторонни были его интересы – славянские языки и философия, история и астрономия, естествознание…

Однако естественное отделение физико-математического факультета в те времена блистало созвездием имен. Там преподавали величайшие химики Менделеев и Бутлеров, основатель почвоведения Докучаев, физиолог Сеченов.
Это и определило окончательный выбор. Поступив в университет, он попал в самую гущу научной жизни, а его научным руководителем стал В.В.Докучаев - ученый с мировым именем.

Спустя четыре года Владимир защитил магистерскую диссертацию. В 1888 г. он был командирован в Европу, где прошел стажировку в крупнейших научных центрах. Но круг интересов молодого ученого не ограничивался лишь минералогией. Он имел склонность к всестороннему анализу явлений, к теоретическим обобщениям. Ему был свойственен энциклопедизм, более характерный для ученых античности, но редко встречающийся в наши дни.

После защиты в 1897 г. докторской диссертации по кристаллографии Вернадский был избран профессором Московского университета, а в 1905 г. – помощником ректора.

В 1909 г. он выступил на Съезде естествоиспытателей с докладом, который заложил основы новой науки геохимии. По его мнению, эта наука должна стать историей земных атомов. В эти же годы он начал исследования радиоактивных веществ, в которых предвидел новый источник энергии. Он приступил к сбору образцов радиоактивных минералов и картированию месторождений, для чего пришлось отправиться в многочисленные экспедиции по России. Осознавая важность этих исследований, Вернадский добился учреждения специальной Радиевой комиссии (радий – это один из радиоактивных элементов).

Однако в 1911 г. все резко изменилось. Протестуя против присутствия полиции в университете, Вернадский подал в отставку и вернулся в Петербург. Он был избран профессором университета, а в 1912 г. возглавил Геологический музей Академии Наук. Но он не был простым хранителем коллекций минералов. Он привел разрозненные материалы в систему и превратил описательную минералогию в новую область науки - химию земной коры, или геохимию.

Весной 1917 г. у Вернадского обнаружили тяжелое заболевание – туберкулез. По настоянию друзей он вместе с дочерью выехал на Украину, поселившись на биостанции в Староселье. Но и там Владимир Иванович продолжал работать.

Наблюдая живую природу, он искал объяснение понятию «жизнь». Фактически в этот период он начал создавать новую науку – биогеохимию. Он писал: «Я ввел в геохимию понятие «живое вещество» как совокупность живых организмов, неразрывно связанных с биосферой». Впоследствии он создаст учение о живом веществе. Но изучая жизнь, невозможно обойти вниманием проблему возникновения жизни. В то время существовали разные гипотезы – и непосредственное творение жизни Богом, и возникновение живых организмов из неживого вещества, и занос первых живых существ на Землю из космоса. Этот сложный вопрос - не только научный, но философский и даже богословский. Он очень волновал Вернадского, заставляя много размышлять, чтобы проникнуть в эту тайну.

Его мировоззренческая позиция такова. Он считал, что появление жизни – не случайность, а вполне закономерный процесс. Однако было ли у жизни начало? Как это ни парадоксально, но Вернадский отвечал отрицательно. Он считал, что жизнь геологически вечна, как вечна вселенная, вечен космос. А на Землю она была занесена из космоса в виде семян или спор, которые долго могут сохраняться в самых суровых условиях. Конечно, Вернадский признавал, что нельзя отрицать и возможность самозарождения жизни, но этого никто никогда не наблюдал. Идея начала жизни, по мнению Вернадского, связана с религиозной идеей о начале мира, т.е. с идеей Божественного творения. Но ему был ближе буддийский взгляд, согласно которому вселенная не имела начала во времени. Таким образом, жизнь есть космическое явление, а Земля – космический питомник жизни. Эта гипотеза в довольно категоричной форме была им изложена в работе «Начало и вечность жизни», изданной в 1922 году. Вернадский пишет: «Начала жизни в космосе, который мы наблюдаем, не было, поскольку не было начала этого космоса. Жизнь вечна постольку, поскольку вечен космос». Подтверждение своей точки зрения ученый искал, изучая химию живого вещества.

Надо сказать, что в настоящее время в биологии принята идея биохимической эволюции, т.е. возникновение живого из неживого путем весьма сложных биохимических процессов, происходивших около 3.7 миллиарда лет назад на молодой Земле, точнее – в водах древнего океана. Идея вечности жизни, сторонником которой был Вернадский, не имеет научного подтверждения, поскольку вселенная не является вечной. Она возникла в результате так называемого «большого взрыва» около 13.8 миллиарда лет назад. Что же касается заноса жизни на Землю из космоса, то эта гипотеза пока не получила научного подтверждения, хотя полностью исключать такой вариант появления жизни на Земле нельзя.

Находясь в 1918 г. на Украине, Вернадский принял активное участие в создании Украинской Академии Наук, президентом которой он был избран. Несмотря на трудности (революция, смена правительства, оккупация немцами), Вернадский с жаром принялся за организацию работы. Кроме того, при частых сменах власти в стране, он пытался спасти ценные собрания книг и рукописей академической библиотеки. Обращался даже к генералу А.И.Деникину с просьбой о финанировании работ Академии.

Основное направление его деятельности в этот период - выяснение роли живого вещества в химии планеты и даже космоса. В 1918 году он читал в университете лекции по геохимии, на которые, кроме студентов, собирался весь ученый мир Киева. «Чем больше думаю, тем больше убеждаюсь в правильности моего курса»,- писал он другу и коллеге академику Ферсману. Наверное, эта уверенность и помогала ему выжить в те трудные времена.

Однако к Киеву подступила Красная Армия. Вернадский, резко отрицательно относившийся к захвату большевиками власти, считавший их насильниками, врагами науки и культуры, собирался эмигрировать в Великобританию. Но, уступив просьбам друзей, осьался на родине.

Подступила новая беда - сыпной тиф, эпидемия которого в то время бушевала на Украине. В Ялте он в тяжелом состоянии сошел с парохода. Началась борьба с болезнью, которая уносила тысячи жизней. Более трех недель Вернадский находился без сознания. Лечивший его врач, заразился и умер. Умер также князь Е.Трубецкой, провожавший его на пароход. Но Владимир Иванович одолел болезнь. Едва оправившись, он начал делать записи в дневник и кое-что диктовать жене. Этот эпизод его жизни нуждается в особом объяснении. Сам Вернадский так и не понял, что же произошло, когда он находился в беспамятстве, между жизнью и смертью.

Вот строки из дневника, датированные 25 февраля - 9 марта 1920 г.: «Мне хочется записать странное состояние, пережитое мной во время болезни. В мечтах и фантазиях, в мыслях и образах мне интенсивно пришлось коснуться многих глубочайших вопросов жизни и пережить как бы картину моей будущей жизни до смерти. Это не был вещий сон, т.к. я не спалне терял сознания окружающего. Это было интенсивное переживание мыслью и духом чего-то чуждого окружающему, далекого от происходящего. Это было до такой степени интенсивно и ярко, что я совершенно не помню своей болезниЯ не только мыслил и не только слагал картины и события, я почти что видел их может быть и видел) и во всяком случае чувствовал». Это - начало многостраничной дневниковой записи, сделанной в течение месяца. Вернадский пытается понять, что это было за состояние, но так и не находит нужного определения. Он называет это словами «мечтания», «фантазии», «странное состояние сознания». Однако в конце пишет, что все это является «чисто фантастическими построениями, связанными с той формой, в какую вылилась эта странная работа моего сознания. Но может быть, и в этой форме есть есть отблески прозрений в будущее?»

О каких же «прозрениях в будущее» пишет ученый? В этом странном состоянии он увидел (даже пережил) всю свою дальнейшую жизнь, до самой смерти в 83-85 лет (на самом деле он умер около 82-х лет). Ему в форме откровения была открыта вся его дальнейшая научная деятельность. Вернадский пишет, что он ясно «видел каким-то внутренним зрением весь институт Живого Вещества» - его прекрасное громадное здание, построенное на берегу Атлантического океана. Он видел, какие подразделения должны в нем быть, исследованием каких научных проблем следует заниматься. Более того, он продиктовал жене устройство и принципы работы ряда приборов, необходимых для этих исследований. Далее Вернадский подробно описал, как он добивался создания этого института, где выступал, с кем встречался. Это были и знакомые, и вымышленные люди.

Он описывает, как шла постройка Института и его торжественное открытие, рассказывает о первых успехах в исследованиях, о полученных важных научных результатах. Однако есть и такая запись: «К сожалению, я запомнил только часть мелькавших передо мной открытий и новых явлений, и их я продиктовал Наташе (жене)».

Вернадский пишет далее, что ясно видел план грандиозной работы Института и, будучи директором, трудился по его осуществлению. «Главную часть моих мечтаний составляло построение моей жизни как научного работника и, в частности, проведение в человечество новых идей и нужной научной работы в связи с учением о живом веществе».

Он начал писать, как ему казалось, последнюю свою книгу, названную им «Размышления перед смертью». Она должна была состоять из отрывков, в которых он высказывал «свои заветные мысли по поводу пережитого, передуманного и перечитанного и свои философские и религиозные размышления». Однако Вернадский признается, что после выздоровления почти ничего не помнит. «И мне как-то не хочется делать усилий для того, чтобы заставить себя вспоминать». Он поясняет, что к некоторым из этих «закрытых» теперь мыслей у него «внутреннее не то стыдливое, не то священное чувство уважения, и мне не хочется их касаться, а хочется их ждать, ждать нового порыва вдохновения»

Можно рассказать еще о многом из того, что записал в дневнике Вернадский. Удивляет и поражает сам факт получения человеком, находящимся между жизнью и смертью, такого видения, такой подробной информации. Что это было? Не сон. Но и не явь. А может быть, голос Божий, обращенный к тому, кто мог ответить на Его призыв, кто способен был, не жалея сил, работать в этой области науки и сказать человечеству что-то чрезвычайно важное? В Священном Писании (Библии) можно найти много примеров, когда Господь, избрав человека, через него обращался к человечеству. Такие избранники называются пророками. Может быть и Вернадский был таким пророком или вестником, через которого Бог обратился ко всем нам? На этот вопрос Владимир Иванович ответ для себя не нашел. Эта страница его жизни так и осталась загадкой…

Однако дальнейшие события складывались не так, как он описывает в дневнике. Международный Институт живого вещества на берегу Атлантики создан не был. И книга «Размышления перед смертью» также не была написана.

После выздоровления Вернадский с утроенной энергией взялся за дело. Биографы отмечают, что он вернулся в Москву, полный совершенно новых планов и идей, многие из которых не были поняты его коллегами и воспринимались весьма критически. А он трудился, исследуя живое вещество, подходя к созданию величайшего учения.

Главный плод его научных исканий того периода – создание учения о биосфере. Изучая строение земной коры, Вернадский делает важное открытие: главную роль в ее формировании играют живые организмы. Он приходит к выводу, что «живое вещество» - это посредник между космосом и Землей. Только живые организмы – растения, способны улавливать солнечную энергию и преобразовывать ее в энергию химических связей в органических молекулах (углеводах). Этот процесс, называемый фотосинтезом, обеспечивает существование всего живого на Земле. С него начинается круговорот вещества и энергии. Но биосфера не остается неизменной. Меняется видовой состав, одни виды вымирают, другие приходят им на смену. Следы вымерших организмов - так называемые «былые биосферы», мы обнаруживаем в форме полезных ископаемых. Это – «наследство» от обитавших на Земле древних организмов.

Таким образом, Вернадский впервые рассмотрел биосферу – сферу жизни, как единую целостность от бактерий до человека, в которой все части неразрывно связаны и зависят друг от друга. Он много трудится над обнаружением и изучением этих связей. В печати появляются его работы, ставшие ныне классическими: «Биосфера», «Живое вещество», «История минералов земной коры», «Биогеохимические очерки», «Размышления натуралиста».

После возвращения в Москву Вернадский был избран директором Радиевого института, в котором продолжил исследования радиоактивных элементов, одновременно занимаясь изучением геологической роли живого вещества. 1922-1926 годы он провел во Франции, читая лекции в Сорбонне – старейшем университете Европы.

В марте 1926 г. он вернулся в Россию, будучи уверен в скором крахе советской власти. Однако он считал долгом ученого сохранить для потомков научное достояние – библиотеки, коллекции и т.д. И он продолжил научную работу, полагая, что тем самым он спасает Россию от нового варварства (захвата власти большевиками). Итогом многолетней деятельности Вернадского стало рождение новых научных направлений, таких как геохимия, биогеохимия, космохимия, гидрохимия, радиохимия, радиогеология и ряд других. Таким образом, он сумел перейти от дифференциации наук (т.е. дробления) к их интеграции (т.е. синтезу). От описания природных процессов он перешел к их анализу, а далее – к широкому научному и философскому обобщению.

Началась Великая отечественная война. Вернадский вместе с женой и коллегами по Академии Наук был эвакуирован в Казахстан. Но и в это трудное и тревожное время старый ученый продолжал работать. Его последний труд назывался «Несколько слов о ноосфере».

Что такое ноосфера? «Noos» по-гречески означает «разум, дух». Таким образом, ноосфера – это сфера разума (или духа). Надо сказать, что Вернадский, не любивший вводить новые термины, заимствовал это слово у Э.Леруа и П.Т.де Шардена, с которыми познакомился во Франции. Но учение о ноосфере – это плод его мировоззрения, грандиозный финал многолетнего научного творчества.

Он считал, что ноосфера – это высшая стадия развития биосферы, та сфера, в которой разумная деятельность человека становится крупнейшей геологической силой. С появлением человека развитие биосферы начинает направляться его разумом. Вернадский писал, что в центре ноосферы – интересы человека, что она создает условия для реализации творческого потенциала каждой личности. А для этого нужна демократия, предполагающая свободу слова, творчества, совести – словом свободу личности. Он был уверен, что для формирования ноосферы необходимо духовное обновление человечества. Поэтому надо идти не только по пути преобразования природы, как считалось прежде, но совершенствовать собственный внутренний мир. Таким виделся ученому дальнейший путь развития жизни на Земле.

Итак, в ноосферу должно войти обновленное, духовно преобразованное человечество. Можно сказать, что сам Вернадский, обладавший, по отзывам всех, кто его знал, высочайшими духовными качествами, был человеком ноосферы. Он всегда оставался верен идеалам добра, справедливости, красоты. И всю свою долгую трудную жизнь он посвятил служению не большевистскому режиму (который продолжал считать преступным), а Истине. Слова Лермонтова: «Духовной жаждою томим», вполне могут быть отнесены к личности Вернадского

Мысль о духовном совершенствовании стала не только его научным завещанием человечеству, но и поддерживали его самого в тяжелые годы войны. «Благодаря понятию о ноосфере я смотрю в будущее оптимистично»,- говорил Вернадский.

В эвакуации умерла его жена, с которой они прожили вместе более пятидесяти лет. Владимир Иванович тяжело переживал утрату близкого человека. В конце августа 1943 г. он вернулся в Москву один и сразу стал хлопотать об издании «Ноосферы». «Это мой последний мемуар»,- говорил он. В конце декабря 1944 года у него произошло кровоизлияние в мозг. Он потерял сознание и через тринадцать дней, не приходя в себя умер. Это случилось 6 января 1945 года.

Когда-то Вернадский писал: «Значение творческой работы ученого определяется временем». Действительно, время все расставляет на свои места. И величайшее научное наследие Вернадского стало особенно актуальным в наши дни, когда мы вплотную подошли к глобальному экологическому кризису.

Трудно понять, как одному человеку удалось сделать все то, что сделал Вернадский за годы своей научной деятельности. Помимо выдающегося таланта и величайшего трудолюбия, у него был еще один «секрет» - твердо установленный порядок жизни. Ежедневно в десять вечера он уходил спать, несмотря ни на что, даже в новогоднюю ночь. Ровно в десять, вынимая часы, он поднимался и улыбаясь говорил: «Извините, но я иду спать. Мне пора». Вставал он всегда в шесть утра и сразу, еще до завтрака, принимался за работу. И так всю свою долгую жизнь, до конца отданную служению науке.

joomla template 1.6